Паломническе поездки

joomplu:8796
joomplu:6380
Благовещение, православная газета
joomplu:5094
joomplu:5095

ПРАВОСЛАВИЕ.RU

Актуальная аналитика

Православный календарь

Новости епархии

Спасский Кафедральный Собор г.Тара. История строительства

Застава ЕрмакаПервым каменным храмом, построенным в г. Таре, стала Спасская церковь. Её деревянная предшественница изначально была монастырской.

Первое известное нам упоминание о Спасском мужском монастыре в Таре относится к 1616 г. Его мы встречаем в справке Тобольской духовной консистории: «...по переписи князя Сонцова-Засекина 124 года (1616. – прим. авт.) показано за означенным Спасским монастырем крестьян и с детьми 23 души».

22 января 1753 г. прихожане Спасской церкви поручили своему старосте Ивану Неворотову «в Ирбицкой ярмонке исыскать охотников, не пожелает ли кто в город Тару поставить на строение в городе Таре Спасской и Ильинской церкви водяным путем судами или сухим путем извести пережженной доброй». И, если сыщутся подрядчики, решено было просить позволения преосвященного Сильвестра о построении вместо ветхой деревянной на новом месте каменной Спасской церкви, «и на то благословенную грамоту и для збору от доброхотных дателей книгу». Если не найдется подрядчика, то планировалось просить его преосвященство благословения о построении в том же именовании на новом месте вместо ветхой церкви новой деревянной.

По всей видимости, поездка в Ирбит купца Неворотова оказалась удачной. Уже 27 марта он предъявил митрополиту Сильвестру «той церкви прихожан за руками приговор» и всепокорнейшее прошение позволить построить «в том именовании Спасителя Нерукотворного образа церкви двуаппартаментов каменным зданием, в котором верхнему апартаменту быть церкви во имя святого пророка Илии».

Благословенная грамота «под нумером 841» была выдана 30 марта 1753 г. и 9 апреля получена в Таре священником Яковом Агишевым, которому и поручалось вместе с протопопом Иоанном Зуевым названный храм «по чиноположению церковному на удобном и неводопоемном месте... обложить». И новое каменное здание решено было строить на западную сторону в тридцати саженях от прежней ветхой деревянной церкви.

В грамоте также были указаны точные размеры престолов: «...в длину аршина восьми, в ширину аршина четырех, в вышину аршина шести вершков». По окончании строительства предписывалось «об освящении просить рассмотрения особливым представлением». Как полагалось, подлинная грамота была отдана «с роспискою» на хранение церковному старосте Ивану Неворотову, а списанная с нее копия осталась в духовном правлении.

Точная дата заложения современного Спасского собора, единственного из уцелевших храмов Тары в годы борьбы с религией, требует дальнейших поисков в архивах. Нам пока известно лишь, что кирпич для постройки церкви, скорее всего, использовался местный, а известь приходилось привозить в Тару с Урала и территории современного Казахстана.

Об одной из таких экспедиций за стройматериалом сообщалось в доношении митрополиту Сильвестру из Тарской воеводской канцелярии. Как рассказывает уцелевший документ от 29 сентября 1755 г. за подписью Андрея Ершова, 27 сентября в Тарскую воеводскую канцелярию обратился староста Спасской церкви Иван Неворотов, представив до- ношение, что на строение той церкви в 1754 г. было подряжено поставить в Тару известь из г. Верхотурье. До Тобольска ее доставляли по воде барками, а в Тару - дощаниками. Дело было поздней осенью, когда начались морозы, и два дощаника с той известью потонули.

В июне 1755 г. тарские разночинцы Василий Шишов, Михайло Тараторин и др., всего десять человек, подрядились на строение Спасской церкви известь поставить баркою по Иртышу с юга. Промышляли они выше Ямышевской крепости, между урочищами Грачи и Черемховая Забока. Поскольку в Ямышевской, Семипалатинской крепостях и в форпостах между ними стояли военные команды, по поводу добычи из-вести и рубки соснового леса у подрядчиков имелось представление из Тарской воеводской канцелярии в военную походную канцелярию бригадира Крофта и в Ямышевскую. Последняя позволила добывать известь, но рубить лес на постройку барки без распоряжения главной команды, господина бригадира Крофта, «сама собою позволения дать не смеет, ибо де той лес рубкой под запрещением состоит». А на упомянутое представление, отправленное Крофту, никакого ответа получено не было. Как сообщали подрядчики, разрешения от Ямышевской крепости на рубку «и поныне... не дано, и живут праздно, а известь де к плаву в Тару вся добыта и приготовлена». Ради этого Тарская воеводская канцелярия просила его высокопреосвященство вмешаться и оказать содействие, «дабы начатая святая церковь без наималейшей своей нужды могла б строением к совершенству произойти от дозволения реченным тарским разночинцам Шишову с товарищи в рубке на строение барки лесу для припровадки той приготовленной извести».

Через 11 с половиной лет с момента получения благословенной грамоты на заложение Спасской церкви ее первый этаж был готов к освящению «з довольным как в самой церкви, так и во олтаре, и в притворе украшением». Из деревянной ветхой церкви были перенесены иконы, «прежния и вновь написанные», алтарные оловянные церковные сосуды для престола и жертвенника, «одежды и покровы, и воздухи и протчее, и священноцерковнослужительские облачения из разных материй и шелковые, книги к славословию Божию церковного круга». Иконостас планировалось сделать «глаткой флямовой», царские врата - резными. В наличии имелись пять колоколов, из которых два малых были монастырскими. Об этом сообщили в Тарское духовное правление при-хожане 2 октября 1764 г.

Как писал в своем доношении митрополиту Павлу тарский протопоп Иоанн Иоаннов, «оная каменная церковь при 170 домах, в них мужеска 380, женска 471, обоего пола 851 человек в наличности находица». Служили в ней священник Стефан Иоаннов и дьячек Матфей Ксенофонтов. Определенной к их содержанию «руги и пашенной земли, и сенных покосов, и на пребывание их, священноцерковнослужителей, домов казенных церковных не имеется и впредь не будет, а довольствуюца разнослучающимися доходами, и живут священник в своем доме, причетник на подворье».

Второй этаж во имя святого пророка Илии планировалось строить следующим летом.

Выборным челобитчиком от прихожан Спасской церкви в получении благословения на освящение выступил копиист Тарской воеводской канцелярии Евграф Ершов. Вместе с ним доношение преосвященнейшему Павлу подписали канцелярист Дмитрий Ершов и копиист Иван Ершов.

Благословенная грамота на освящение нижнего «апартамента во имя Нерукотворенного Спасителева образа» была выдана 18 ноября 1764 г. Однако само освящение, исполненное «соборне полученным при той грамоте святым антиминсом» протопопом Иоанновым, состоялось только 30 июля 1765 г.

По указу, полученному из Тобольской духовной консистории, было велено «обветшалую деревянную церковь разобрать, и лес от нее на истопление церковной печи употребить, и место, где та церковь стояла, огородить».

По данным Н. И. Лебедевой, второй этаж во имя пророка Илии был освящен только в 1776 г. К этому времени действовавший первый этаж уже потребовал ремонта. 15 ноября 1773 г. священник Спасской церкви Стефан Зубов рапортом представил в Тарское духовное правление, что «в оной Спасской церкви на престоле святой антиминс от ветхости материи по згибу начал переламываться, и от того становится дыра. Во святом олтаре, в церкве, в трапезе и брусья под полом подгнили, и святой престол колеблется, и едва можно отправлять божественную службу».

Протопоп Иоанн Иоаннов перенаправил в Тобольск его просьбу разрешить поменять пол и прислать новый антиминс. И опять с антиминсом вышел небольшой казус: 16 декабря 1773 г. консистория издала указ о проведении ремонта, а при нем выслала новый антиминс, за материю которого «пятьдесят да за ящик десять копеек», как того требовалось, было отправлено из церковной казны в духовную консисто-рию. Указ и антиминс были получены 10 января 1774 г., и пока они шли до Тары, в это время в городе побывал его преосвященство архиепископ Варлаам (Петров), забрал прежний, ветхий антиминс и вместо него дал новый. «И тако ныне при означенной Спасской церкви имеется новых два святых антиминса», - сообщал Иоаннов в Тобольскую духовную консисторию.

Спасская церковь – единственная в Омском Прииртышье яркий образец сибирского барокко. Как многие храмы Тобольска и Тюмени, она имеет трехчастную «трапезную» схему композиции кораблем, состоящую из здания основного храма, трапезной и притвора, на котором возведена колокольня. Пропорции основных частей строго выдержаны, трапезная немного уже храма и еще уже четырехгранник притвора, на который поставлен трехъярусный восьмерик колокольни. Здание двухэтажное. Первый этаж, который служил зимней церковью, заканчивается сводчатым потолком. Основной объем церкви составляет кубический четырехугольник двухсветного второго этажа, являющегося летней церковью. С восточной стороны к храму примыкает алтарь, заканчивающийся полукруглой абсидой с небольшой главкой на уровне окон второго яруса основного объема. Широкие арочные проемы соединяют первые и второй этажи с алтарем и трапезной. Очень выразителен контраст низкого полутемного первого этажа и светлого пространства летней церкви, венчающейся сводчатым потолком. Как и в тобольским церквях, купольное завершение Спасской церкви покоится непосредственно на четверике основного объема. Но тарская церковь не имеет фигурных фронтонов, украшающих тобольские и тюменские церкви.

Характерный признак архитектуры сибирского барокко – контрастно убывающие венчания. Купол тарской церкви увенчан восьмигранной вытянутой главой с луковичным завершением. На четырехграннике притвора – трехъярусный восьмерик колокольни с широкими проемами звонницы с вытянутыми главой и шпилевым завершением.

Застава ЕрмакаОсобую художественную и архитектурную ценность Спасской церкви придает красочное украшение стен наличниками с напряженными дуговыми фронтонами. Наличники выложены локальным кирпичом, что присуще стилю барокко. Они оформлены в виде профильных козырьков на колонках, перехваченных «дыньками», в чем угадываются черты древнерусского членения надоконных козырьков. Орнаментированы кирпичными выступами и стены.

В церковных архивах год окончания строительства Спасской церкви указывается 1776. В этих же архивах начало службы помечено 1760 годом. Вероятно, первый этаж был закончен и в нем начали службу. Окончание же колокольни, штукатурку и роспись иконостаса могли завершить в 1776 году. И средства, собираемые с прихожан, не позволяли вести интенсивные работы.

Спасская церковь Тары – капитальное сооружение. Она сложена из большемерного кирпича на известковом растворе. Толщина стен первого этажа 165 см, второго – 133 см. общая высота более 40 метров. Церковь простояла более 220 лет. Ее кладка и штукатурка хорошо сохранились. Лишь в последние десятилетия нанесен некоторый урон внешнему оформлению здания.

После революции функции церковного здания неоднократно менялись, однако, решение о сносе Спасской церкви так и не было принято. В 1921 году было национализировано имущество храма (100 икон, 6 колоколов и другие предметы). Община верующих незамедлительно заключила договор о пользовании зданием, но уже в 1938 году храм передали на «культурные нужды». В годы войны  священники и прихожане неоднократно обращались к руководству города и области с просьбой о разрешении проведения служб в храме… Им каждый раз отвечали отказом: уже в 1940-е годы   там размещались краеведческий музей и архив (здание, кстати, требовало ремонта), в 1970-е годы их сменила спортивная школа. Переломным в судьбе Спасской церкви оказался 1974 год – храм был взят на государственную охрану как памятник республиканского значения постановлением Совета Министров РСФСР № Р 624, после этого на двух церковных этажах и высокой колокольне вновь разместились экспозиции историко-краеведческого музея. И только в 1990 году храм передали верующим.

 

logoТарская епархия, Омская митрополия, Московский патриархат

Сайт создан по благословению епископа Тарского и Тюкалинского Савватия
  При перепечатке материалов просьба указывать активную ссылку на наш сайт tara-eparhiya.ru