Паломническе поездки

joomplu:8796
joomplu:6380
Благовещение, православная газета
joomplu:5094
joomplu:5095

ПРАВОСЛАВИЕ.RU

Актуальная аналитика

Православный календарь

Общецерковные новости

Святые казаки новомученики

20140427Храм Ильи Пророка (г. Жаркент) - построен в 1982 году из дерева на каменном фундаменте. В 20-е годы ХХ века разорен. В 1992 возвращен Православной Церкви и затем вновь освящен. В храме покоятся мощи Джаркентского священномученика иерея Василия ( Колмыкова ) , принявшего мученическую смерть в 1918 году и канонизированного в 2000 году на Юбилейном архиерейском соборе....

Краткие сведения о жизни и мученической кончине Джаркентского священномученика иерея Василия (Колмыкова), мученика Зосимы (Фунтикова) и иже с ними пострадавших православных христиан.

Иерей Василий Колмыков родился в 1866 году в купеческой семье. 2 января 1913 года поступил на службу в Омскую епархию в должности псаломщика к церкви села Южно-Подольского Тюкалинского уезда. 20 января того же года рукоположен в сан диакона. Со 2 февраля 1914 года служил диаконом в церкви села Черновинского Змеиногорского уезда. 12 марта 1914 года перемещен к церкви села Чернолучинского Тюкалинского уезда.

В 1916 году был рукоположен в сан иерея и назначен настоятелем церкви селения Мещанского Джаркентского уезда Семиреченской области. Его приход составляли также жители близлежащих переселенческих поселков: Каркара, Владиславское, Ново – Киевское и Охотничье.

В июле - сентябре 1916 года в Семиречье произошел киргизский мятеж, жертвами которого стали тысячи мирных жителей. Мятежниками были сожжены и разграблены десятки крестьянских селений. В августе 1916 года отряды киргизов, покончив с районом Иссык-Кульского озера, направились к востоку от Пржевальска и 12 августа напали на русские селения Джаркентского уезда. Иерей Василий, спасая от рук мятежников своих прихожан, проявил настоящий героизм.

В письме Преосвященному Иннокентию (Пустынскому), епископу Туркестанскому и Ташкентскому, он так описывал эти события:

«В течение двух месяцев было слышно, что местные нации: киргизы, сарты и таранчи хотят громить и избивать русских жителей, и что будто бы для этого приготовляют холодное оружие. Так как официальных данных не было, то русские не придавали особого значения этим слухам и продолжали спокойно заниматься полевыми и домашними работами. Не подозревая погрома, я с семьей, т.е. женой и ребенком, 11 августа уехал на Каркаралинскую ярмарку, находившуюся в 27 верстах от моего прихода. В этот день не происходило ничего подозрительного, но на другой день утром в 4-5 часов я был разбужен криками: «Батюшка, спасайтесь, киргизы окружают нас. Всех убьют и перережут». Когда я, одевшись, вышел на улицу, то действительно увидел массу вооруженных людей на лошадях, с криками и гиканьем спускавшихся с окружающих гор (приблизительно десять тысяч). Поднялся страшный переполох: крик и плач женщин и детей, бестолковая беготня, но, благодаря распорядительности ротмистра Михаила Кравченко, все успокоилось, и нападение легко было отражено. Сразу были приняты меры к вывозу хлебных продуктов в склады для содержания народа. Вывоз продуктов был возложен на меня, и потому я не смог ранее вечера попросить Кравченко оказать помощь жителям моего прихода.

Когда все успокоилось, я стал усиленно просить господина Кравченко отпустить хотя бы 10-15 солдат для поездки в селение Мещанское, чтобы предотвратить погром. Просьба моя была удовлетворена, и на другой день утром отряд в количестве 30 человек выступил верхами, имея задачей спасти жителей моего прихода. Начальником отряда был назначен прапорщик Фома Рыскин. Все расстояние от ярмарки до первого поселения моего прихода с. Таврического пришлось ехать карьером. Около 9 часов утра отряд прибыл в поселок, где не оказалось ни одного жителя. Поселок был разграблен и объят пламенем. Отрядом было обнаружено и убито 20 киргизов - мародеров. После отправки донесения в Каркару о случившемся, отряд поскакал в пос. Владиславский, находящийся в шести верстах от Таврического. Здесь выяснилось, что жители этих двух поселков, соединившись и устроив баррикаду из телег, борон и других сельскохозяйственных орудий, сами вели перестрелку с нападавшими киргизами. Отряд помог крестьянам отразить нападение и после небольшой передышки двинулся в пос. Мещанский.

По дороге в Мещанский находился пос. Чулак, где было 8-9 дворов баптистов. Но заезжать туда не было нужды, т.к., со слов одного человека, там все было сожжено, и жители перебиты. Дорога проходила ущельем, и потому, во избежание нападения, пришлось ехать окружным путем (горами). Спустя 3-4 часа, солдаты, спустившись с гор, увидели, что Мещанское горит. До поселка было 12 верст, дорогой отряду приходилось задерживаться для отражения нападений киргизов, и лишь спустя 2-3 часа отряд стал приближаться к селу. К сожалению, въехать в село не было возможности, т.к. увидев приближающихся солдат, киргизы бросились наутек, и отряду пришлось гнаться за ними по горам. Пока отряд преследовал разбойников, я поспешил в селение и был встречен жителями со слезами радости на глазах. Все от малого до старика спешили ко мне за благословением и, плача, благодарили за помощь. Поплакав вместе с ними и благословив всех, я стал расспрашивать о происшедшем. Мне рассказали, что, увидев приближающихся киргизов, крестьяне собрались в один дом и стали отстреливаться. Так как ружей, пороху и вообще снарядов у них не было, а что было, все использовали, то им осталось лишь предать себя на волю Божию. Дом был уже окружен со всех сторон, кругом полыхало пламя, дети и женщины плакали и молились Богу, ожидая смерти, как вдруг киргизы, осаждавшие их, бросились бежать. Жители были крайне удивлены. Лишь, когда услышали выстрелы, поняли, что пришла помощь. Стоило опоздать отряду на 10-15 минут, и все было бы кончено. К счастью, убитых оказалось лишь двое и четверо раненых. Успокоив людей, я бросился к молитвенному дому, но… опоздал. Молитвенный дом был разграблен и горел изнутри. Я позвал людей, мы кинулись гасить пожар, и дом был спасен от окончательного разрушения. Все, что можно было спасти, я уложил в разбитый сундук и отвез потом в г. Пржевальск.

Когда я пришел к своему дому, то увидел только дымящиеся головешки, все добро сгорело. Церковные книги, документы, деньги либо погибли в огне, либо были похищены. Остался я с семьей в том, что на нас было одето: на мне драный подрясник с летней ряской, а у жены – рваное платье и пальтишко. Сколько слез и жалоб…. Не дай Бог слышать никому».

После 1916 года священник Василий Колмыков служил в станице Подгорненская. Старостой церкви этого села был потомственный казак родом из Омской губернии Зосима Фунтиков. После присоединения Туркестанского края к России на плодородные земли края началось переселение крестьян, а на его рубежи - казачьих полков. Зосима Фунтиков приехал в Семиречье вместе со своими земляками казаками Снегиным и Веригиным. Проехав со своими семьями на обозах по киргизским степям полтора месяца и прибыв в столицу г. Верный, они получили от генерал-губернатора направление в станицу Иссык, что в 70-ти километрах от Верного. Станица была уже заселена казаками и показалась переселенцам слишком многолюдной. Тогда они, испросив разрешения у начальства края, двинулись на освоение новых земель в сторону границы с Китаем в Джаркентский уезд. Там, в 20-ти километрах от станции Чунжа, Зосима и его спутники облюбовали удобное для земледелия и пчеловодства место у подножия Тянь-Шанских гор. На берегу речки Киргизсай была основана новая казачья станица, названная Подгорненской.

Со временем сюда стали переселяться земляки основателей станицы и, когда поселение разрослось, благочестивые жители построили в ней церковь. Церковным старостой был избран самый уважаемый в станице человек Зосима Фунтиков, который отличался честностью, трудолюбием и благоговением к Церкви Божией. О духовной настроенности его говорит следующий обычай, которого по достижении преклонных лет придерживались Зосима и его супруга. Памятуя о смерти, Зосима приготовил для себя и своей жены два гроба, которые стояли на чердаке дома. Каждую осень, собрав новый урожай, супруги засыпали эти гробы пшеницей, а дожив благополучно до Пасхи, раздавали эту пшеницу бедным жителям станицы. И своих детей Зосима воспитывал в духе смирения и исполнения христианских заповедей.

О том, в каком году был построен в станице Подгорненской первый храм, и кто был первым священником, сведений не сохранилось. Известно лишь, что после киргизского мятежа 1916 года, когда в селе Мещанском был осквернен и разграблен православный храм, дома сожжены, а жители эвакуированы, священник Василий Колмыков был переведен на новое место служения – в станицу Подгорненскую Джаркентского уезда.

В 1918 году, когда в Семиречье утверждалась новая власть, в Подгорненскую вошел отряд красноармейцев. Первым комиссары арестовали отца Василия, затем пришли к церковному старосте Зосиме Фунтикову и устроили у него обыск. Забрали церковное вино и деньги, а его самого арестовали. Затем были арестованы еще 13 православных христиан. Всех их вывели за село на кладбище и расстреляли из пулемета. Перед расстрелом мучеников избивали, некоторым надели на голову мешки. Хоронить мучеников красноармейцы не разрешили. На горе напротив кладбища поставили пулемет и никого не подпускали к расстрелянным. Ночью селяне – казаки, среди которых были и сыновья Зосимы, тайком пришли на кладбище и стали копать общую могилу. Пулеметчик, слыша звуки, доносившиеся с кладбища, время от времени давал пулеметные очереди, прочесывая кладбище и прилегающую местность. Выкопав могилу, казаки положили в нее иерея Василия, старосту Зосиму и 13 убиенных сельчан. На протяжении более восьми десятилетий за могилой ухаживали местные жители. Со временем здесь была поставлена небольшая часовня, в которой горела неугасимая лампада. Часто, особенно в поминальные дни, к могиле мучеников приходили их земляки, молились, возжигали свечи. Несмотря на то, что в годы Великой Отечественной войны, часовенку разобрали на дрова крестьяне – уйгуры, поселившиеся в этой местности (большинство русских с течением времени покинули бывшую станицу и возвратились в Россию), память о мучениках сохранилась до нашего времени. Могила их, обнесенная простой деревянной оградкой и увенчанная ветхим деревянным крестом, на протяжении многих лет не переставала быть местом почитания. Обретение мощей святых мучеников состоялось 26 апреля 2002 года.

Настоятель храма игумен Вианор Иванов
orthodox.kz/

Пресс-служба Тарской Епархии

Подобные материалы:

logoТарская епархия, Омская митрополия, Московский патриархат

Сайт создан по благословению епископа Тарского и Тюкалинского Савватия
  При перепечатке материалов просьба указывать активную ссылку на наш сайт tara-eparhiya.ru