joomplu:6380
joomplu:5094
joomplu:18549

ПРАВОСЛАВИЕ.RU

Выступление митрополита Омского и Таврического Владимира на Рождественских чтениях

"ЦЕРКОВЬ И СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ: ОТ ОТЧУЖДЕНИЯ – К СОТРУДНИЧЕСТВУ".
Ваши Преосвященства! Дорогие отцы, братья и сестры! Уважаемые дамы и господа!

Позвольте, прежде всего, поздравить всех вас с праздником Рождества Христова!

А также – с наступившим недавно по гражданскому календарю новым, 2014-м годом, и пожелать вам здоровья, процветания и успехов в благих начинаниях.

Наступивший год для Православной России – особый, юбилейный, год 700-летия со дня рождения преподобного Сергия Радонежского, чье дорогое для нас имя присутствует в названии нынешних Чтений.

Эти образовательные Чтения, как вы знаете, мы проводим третий год. И уже традиционно половина секций посвящена проблемам образования и воспитания: «Катехизация и воскресные школы», «Духовно-нравственное воспитание детей в системе дошкольных образовательных учреждений», «Духовно-нравственное воспитание детей в системе общеобразовательных школ»… Если же смотреть шире, то фактически все секции наших Чтений так или иначе затрагивают проблему образования, воспитания тех, кто придет нам на смену. И это не случайно, ведь воспитание всегда было одной из главных забот всей Церкви, каждого православного верующего; как писал апостол Павел, мы должны воспитывать детей в учении и наставлении Господнем (Еф. 6, 4).

Не может не радовать то, что представители и Церкви, и государственных учреждений, и общественных организаций собираются за одним столом, обсуждают общие проблемы, связанные с образованием, планируют совместные действия по их решению. Вы знаете, что полтора месяца назад, 22 ноября, представители нашей Епархии приняли участие в работе круглого стола, проводившегося Министерством образования Омской области по теме «Опыт работы по реализации Концепции духовно-нравственного развития и воспитания гражданина России». Хорошо, что диалог в этой сфере между Церковью и Государством становится традицией.

Более семидесяти лет Церковь была насильственно оторвана от сферы образования. Не только священникам запрещалось приближаться к школам и другим образовательным учреждениям, но и детям, подросткам буквально не давали посещать храм Божий. В разгар хрущевских гонений, в начале шестидесятых, на Пасху специальные дружинники даже вставали перед храмами и следили, чтобы никто из детей туда не входил. Когда доносили, что кто-то из школьников прислуживает в храме свещеносцами (а свечи в православных храмах, как вы знаете, обычно носят дети или подростки), то в школах устраивались целые собрания, «линейки», на которых «прорабатывали» и стыдили этих школьников. Многие из присутствующих здесь еще застали эти времена и могут это подтвердить.

Но, надо сказать, что и до 1917 года хватало сторонников того, чтобы уменьшить влияние Церкви на процесс образования. Об этом, не скрывая своего возмущения, писал священномученик Сильвестр, архиепископ Омский: Ныне собрания интеллигентных родителей учащихся детей открыто высказываются … за отмену религиозного воспитания в учебных заведениях. … Некоторые воспитатели настаивают на всяческом сокращении домашней молитвы и храмового Богослужения для учащихся детей и юношей, даже в духовной школе.[1] Так происходило вытеснение христианского начала из сферы образования, так образование все более обмирщалось, все более формировало души детей в скептическом и нигилистическом духе. Это усугублялось тем, что Церковные предметы продолжали преподаваться по-старинке, методами, основанными на зубрежке. Кроме того, и образовательный уровень у священников, преподававших в светских школах, как правило, значительно уступал уровню преподавателей светских предметов. В результате уроки Закона Божиего превращались в тягостную формальность, молитвы сокращались, все меньше дети и юноши читали христианскую литературу… Можно сказать, что первая битва с атеистами и другими ниспровергателями была проиграна именно в гимназиях, в школах, в высших учебных заведениях.

Все это необходимо осмыслить и извлечь уроки – для нашего с вами сегодняшнего дня. Сегодня Церковь отделена от системы образования. Это две различные, не смешивающиеся структуры. Ни одна не может диктовать или предписывать что-то другой, однако они могут вступать в партнерские отношения, совместно и обоюдополезно работать над решением важных социальных и культурных задач. Вот что означает это отделение. Однако до сих пор, к сожалению, понимают его по-старому, в запретительном духе. Некоторыми даже испытывается какой-то страх перед образовательными инициативами Церкви. Что далеко ходить за примером? Мне рассказывали, как в первый день работы наших прошлогодних Чтений один из участников в зале довольно громко, так что слышали и остальные, говорил: «Что же это, священники снова, как до революции, будут в школах и институтах? Мы же, мол, таким образом лишимся того уровня, который был достигнут за советские годы и скатимся к дореволюционному!».

Предрассудки и мифы относительно сотрудничества Церкви с системой образования есть, мы не должны о них забывать, и должны их анализировать и показывать их несостоятельность. Одни боятся, что это сотрудничество каким-то образом понизит уровень образования. Придут, дескать, «темные попы» и начнут учить детей, что Земля покоится на трех китах или плавает на черепахе… Другие опасаются, что если партнерство Церкви и Школы будет развиваться успешно, то возмутятся представители остальных конфессий и это каким-то образом повысит религиозную напряженность. Третьи просто не хотят, чтобы служители Церкви появлялись где-то за пределами храмов, у них любая активность Церкви вызывает глухую злобу. Но об этой категории и говорить не хочется, такие всегда были и будут, - Бог им судья.

Существует миф, что Церковь стремится использовать систему образования для какой-то «пропаганды», для того, чтобы поколебать авторитет светской науки. Вы знаете, что в рамках наших Чтений уже два раза проходила секция «Церковь и наука: пути взаимодействия», которой руководит Преосвященный епископ Калачинский и Муромцевский Петр. Насколько я знаю, ни на одной из этих секций не было такого, чтобы кто-то из наших священнослужителей, участвовавших в их работе, начали бы опровергать кого-то из выступавших там светских ученых с богословских позиций. Единственное пожелание, которое высказывали участники этой секции – и представители Церкви, и светские ученые – это то, чтобы школьные программы, излагая те или иные теории современной науки, указывали и на наличие альтернативных научных теорий. Ведь и многие известные ученые сегодня не принимают теорию о самозарождении жизни на Земле или о происхождении человека от обезьяны. А у нас по-прежнему продолжают, как последние истины, преподавать так называемую «теорию Дарвина», которая в свое время была «канонизирована» в советской школе, потому что учение о естественном отборе полностью соответствовало учению Маркса о классовой борьбе. Маркса уже более двадцати лет в наших школах не вдалбливают, зато остальные теории, «освященные» авторитетом марксизма, так и остаются догмой для учителей. Но, опять же, это мнение мы не хотим навязывать, мы надеемся, что представители системы образования сами постепенно откажутся от односторонних подходов в изложении научных теорий.

Что касается других опасений: что сотрудничество Православной Церкви и образовательных учреждений может вызвать недовольство у представителей других религий и вызовет рост религиозной напряженности, - то они также беспочвенны. Хочется спросить: разве Россия стала многоконфессиональной только вчера? Разве не живут на ее территории почти полтысячелетия и мусульмане, и иудеи, и буддисты, представители других христианских деноминаций? И разве когда-то в истории бывали какие-то религиозные войны и восстания против Православия со стороны неправославного населения России? Их не было. Православие, даже будучи в свое время признано государственной религией, всегда стремилось проявлять такт в отношении представителей других религий, не применяло тактики крестить их насильно. Тем более нет такой тактики сегодня.

Можно было бы понять тех, кто опасается роста религиозной напряженности в результате взаимодействия Православной Церкви с системой образования, например, на Северном Кавказе и в некоторых других регионах России, где православное население является меньшинством. Но в нашей Омской области 85 процентов русских, а вместе с украинцами, белорусами, и православными представителями других народов и народностей будет, разумеется, еще больше. Что же мешает нам давать возможность детям с младших классов знакомиться с основами Православия? Что мешает сводить их хотя бы один раз всем классом в храм Божий, ведь водят их на экскурсии в кино и музеи… Или пригласить на занятие священника? Но это не предусмотрено, и даже запрещено. Считается, что учителя сами могут рассказать школьникам, что такое Православие, что такое Церковь. Трудно понять эту логику. Преподавать математику в школу не возьмут человека, который не прошел математический курс в вузе; преподавать музыкальные предметы не допустят человека без музыкального образования. А объяснять детям, что такое Православие, считается, может и человек, никогда не бывавший в храме, не знающий ни одной молитвы...

Веками, тысячелетиями в Русской Православной Церкви формировалась особая модель образования, охватывавшая знание и духовных, и светских наук, сочетавшая практические задачи преображения мира с трудом по преображению собственной души. Начиная с восемнадцатого века, развитие светского образования и светской науки все более вытесняет духовное образование, которое постепенно начинает приходить в упадок. Однако, как говорил один известный философ, в истории все движется по спирали. Последние двадцать лет мы видим возрождение духовного образования. Молодежь идет в духовные школы, и не только из священнических семей, как это было раньше. С другой стороны, сегодня светское образование, светская наука и в России, и в других странах переживает острый кризис: сокращается его финансирование, сокращается объем научных исследований, падает престиж научных работников и учителей. Как в этих условиях сохранить образовательный, культурный, научный потенциал России? Как представляется, добиться этого возможно не на путях конкуренции светского и духовного образования, а – еще раз повторю эти ключевые слова – на путях партнерства и сотрудничества. Поскольку задача у нас общая – формирование духовно зрелой, социально ответственной личности. И, надеюсь, нынешние Чтения станут еще одним шагом в достижении этой жизненно важной для нас, для нашего общества цели.

Позвольте еще раз поблагодарить все организации, оказавшие значительную поддержку при подготовке этих Чтений, – прежде всего, Министерство образования и Министерство культуры Омской области, – и пожелать всем участникам Чтений интересной и плодотворной работы.

Омская епархия

Подобные материалы:

Смиренно просим Вас оказать посильную финансовую помощь на нужды епархии

logoТарская епархия, Омская митрополия, Московский патриархат

Сайт создан по благословению епископа Тарского и Тюкалинского Савватия
  При перепечатке материалов просьба указывать активную ссылку на наш сайт tara-eparhiya.ru