joomplu:6380
Благовещение, православная газета
joomplu:5094
joomplu:5095
Расписание паломнических поездок

Актуальная аналитика

Проповеди

Проповедь епископа Савватия 14.10.2018 г.

Проповедь Тарского и Тюкалинского Савватия , после Божественной Литургии, в день Покрова Пресвятой Богородицы, Спасский Кафедральный Собор города Тара. 2018 г.


Ико­но­гра­фия Празд­ни­ка Покрова Пресвятой Богородицы:

Фор­ми­ро­ва­ние ико­но­гра­фии Празд­ни­ка По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы от­но­сят к XII ве­ку. Древ­ней­шие из до­шед­ших до нас изо­бра­же­ний да­ти­ру­ют­ся XIII сто­ле­ти­ем – вре­ме­нем, озна­ме­но­вав­шем­ся на Ру­си воз­дви­же­ни­ем хра­мов и оби­те­лей, по­свя­щён­ных это­му со­бы­тию.

В древ­но­сти ико­но­гра­фия По­кро­ва... име­ла два са­мо­сто­я­тель­ных на­прав­ле­ния, Нов­го­род­ские и Суз­даль­ские из­во­ды. Впо­след­ствии об­ра­зо­ва­лись но­вые ком­по­зи­ци­он­ные схе­мы, в том чис­ле объ­еди­ня­ю­щие опыт нов­го­род­цев и суз­даль­цев.

Нов­го­род­ский об­раз

Од­ной из наи­бо­лее ран­них, до­шед­ших до нас нов­го­род­ских икон По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, счи­та­ет­ся об­раз из По­кров­ской Зве­ри­ной оби­те­ли.

novgorodskiy-obraz

Ком­по­зи­ция это­го изо­бра­же­ния со­став­ле­на по прин­ци­пу услов­ной сим­мет­рии: изо­бра­же­ние пра­вой ча­сти урав­но­ве­ше­но изо­бра­же­ни­ем ле­вой. Дан­ный ме­тод поз­во­лил чёт­ко рас­ста­вить дог­ма­ти­че­ские ак­цен­ты, при­дал об­ра­зу над­ле­жа­щую стро­гость, тор­же­ствен­ность.

Центр ико­ны за­ни­ма­ет фрон­таль­но раз­вер­ну­тая фигу­ра Небес­ной Ца­ри­цы. Она пред­став­ле­на в по­ло­же­нии Оран­ты, с при­под­ня­ты­ми, рас­про­стёр­ты­ми в мо­ле­нии ру­ка­ми. Тип Оран­ты из­ве­стен с древ­но­сти. Пер­во­на­чаль­но об­раз мо­ля­щей­ся же­ны мог оли­це­тво­рять хри­сти­ан­ское мо­ле­ние во­об­ще, хри­сти­ан­скую Цер­ковь, а мог со­от­но­сить­ся с ду­шой кон­крет­но­го усоп­ше­го. В даль­ней­шем этот хри­сти­ан­ский об­раз за­кре­пил­ся в ико­но­гра­фии Бо­жьей Ма­те­ри как один из наи­бо­лее яр­ко и ём­ко ха­рак­те­ри­зу­ю­щих Её роль в жиз­ни Церк­ви: роль Пред­ста­тель­ни­цы и Хо­да­та­и­цы за лю­дей.

Бо­го­ро­ди­ца рас­по­ло­же­на сто­я­щей на об­ла­ке, име­ю­щем округ­лую фор­му, на фоне ал­тар­ной ап­си­ды, над за­тво­рен­ны­ми Цар­ски­ми вра­та­ми.

Об­ла­ко зна­ме­ну­ет со­бой при­част­ность Бо­го­ро­ди­цы Небу и вме­сте – со­пут­ству­ю­щее Ей Бо­же­ствен­ное дей­ствие. Этот сим­во­ли­че­ский об­раз за­им­ство­ван из Свя­щен­но­го Пи­са­ния. Та­ин­ствен­ное об­ла­ко со­про­вож­да­ло Из­ра­иль­ский на­род по ис­хо­де из Еги­пет­ской зем­ли (связь меж­ду об­ла­ком и Бо­жьим по­кро­вом обо­зна­че­на в 104 Псал­ме ; в ви­де­нии Да­ни­и­ла с об­ла­ка­ми небес­ны­ми «шёл как бы Сын Че­ло­ве­че­ский»; на об­ла­ке Гос­подь Иисус Хри­стос воз­нес­ся к Пре­сто­лу Сла­вы и бла­го­да­ти .

Над Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цей рас­про­стёрт крас­ный По­кров, бе­реж­но удер­жи­ва­е­мый с двух сто­рон па­ря­щи­ми в воз­ду­хе ан­ге­ла­ми. Верх­ний и ниж­ний кон­ту­ры По­кро­ва фор­ми­ру­ют со­бой по­лу­кру­жие или ду­гу, об­ра­щён­ную вы­пук­ло­стью вверх.

Крас­ный цвет По­кро­ва зна­ме­ну­ет Бо­же­ствен­ный огонь  и под­чер­ки­ва­ет, что По­кров Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы сим­во­ли­зи­ру­ет не толь­ко мо­лит­вен­ное окорм­ле­ние ве­ру­ю­щих, но и По­кров бла­го­да­ти. Ал­ле­го­рия меж­ду Бо­же­ствен­ным дей­стви­ем и бла­го­дат­ным По­кро­вом ис­поль­зо­ва­лась пра­вед­ни­ка­ми ещё во вре­ме­на Вет­хо­го За­ве­та. По­крыть Бо­жьей ми­ло­стью, озна­ча­ло – из­ба­вить от скор­би, окру­жить за­бо­той и ра­до­стью , очи­стить от сквер­ны гре­ха , за­щи­тить .

В ико­но­пи­си в та­ких же крас­ных то­нах изо­бра­жа­ют­ся ог­нен­ные язы­ки, сим­во­ли­зи­ру­ю­щие дей­ствие Свя­то­го Ду­ха; ромб, об­рам­ля­ю­щий го­ло­ву об­ра­за Бо­га От­ца. На­ко­нец, ино­гда на ико­нах По­кро­ва... в крас­ных то­нах пи­шет­ся не толь­ко По­кров, но и об­ла­ко, на ко­то­ром по­ко­ит­ся Бо­жья Ма­терь.

Фор­ма По­кро­ва, оги­ба­ю­ще­го хра­мо­вое про­стран­ство мощ­ной плав­ной ду­гой, сим­во­ли­зи­ру­ет боль­ше, чем мо­жет по­ка­зать­ся при по­верх­ност­ном осмыс­ле­нии это­го сим­во­ла.

С од­ной сто­ро­ны, та­кая ду­го­об­раз­ная фор­ма свя­за­на с ме­то­дом сфе­ри­че­ско­го отоб­ра­же­ния про­стран­ства. В ико­но­гра­фии эта мо­дель ис­поль­зу­ет­ся для вос­про­из­ве­де­ния не столь­ко ло­каль­ных, сколь­ко об­шир­ных про­стран­ствен­ных об­ла­стей, в том чис­ле со­из­ме­ря­е­мых с мас­шта­ба­ми все­лен­ной.

К при­ме­ру, на нов­го­род­ской иконе XV ве­ка (из ГТГ) «Со­бор Бо­го­ма­те­ри» в фор­ме ду­го­об­раз­но­го эле­мен­та, рас­по­ло­жен­но­го над Вла­ды­чи­цей и Бо­гом­ла­ден­цем, пред­став­ле­но Небо, на­пол­нен­ное ан­гель­ски­ми во­ин­ства­ми. Ана­ло­гич­ным спо­со­бом Небо пред­став­ле­но на нов­го­род­ской иконе Со­фии Пре­муд­ро­сти Бо­жьей (XVI в.) из Нов­го­род­ско­го му­зея-за­по­вед­ни­ка.

Ска­зан­ное при­во­дит к то­му за­клю­че­нию, что изо­бра­же­ние По­кро­ва ука­зы­ва­ет не толь­ко на част­ное, еди­нич­ное дей­ствие, со­сто­яв­ше­е­ся в Кон­стан­ти­но­по­ле, но и на по­сто­ян­ное за­ступ­ни­че­ство Бо­жьей Ма­те­ри, про­сти­ра­ю­щей По­кров Сво­ей ми­ло­сти над все­ми хри­сти­а­на­ми, мо­лит­вен­но взы­ва­ю­щи­ми к Ней с прось­бой о по­мо­щи и за­ступ­ни­че­стве «по­крый нас чест­ным Тво­им По­кро­вом...»); на Бо­жий По­кров, охва­ты­ва­ю­щий всё про­стран­ство зем­ли.

О том, что со­дер­жа­ние Празд­ни­ка на­пол­не­но имен­но этим смыс­лом, крас­но­ре­чи­во сви­де­тель­ству­ют бо­лее позд­ние ико­ны По­кро­ва, схе­ма­тич­но про­стые, ли­шён­ные по­дроб­ной ис­то­ри­че­ской де­та­ли­за­ции, огра­ни­чи­ва­ю­щи­е­ся изо­бра­же­ни­ем Небес­ной Ца­ри­цы, про­сти­ра­ю­щей Свой омо­фор.

С дру­гой сто­ро­ны, ду­го­об­раз­ная фор­ма По­кро­ва со­от­но­сит­ся, ви­зу­аль­но, с ог­нен­ной ра­ду­гой – той, ко­то­рую, до При­ше­ствия в мир Сы­на Бо­жия, со­зер­цал про­рок Ие­зе­ки­иль, а в но­во­за­вет­ные вре­ме­на – Еван­ге­лист Иоанн Бо­го­слов . Как в пер­вом, так и во вто­ром От­кро­ве­нии ра­ду­га сим­во­ли­зи­ро­ва­ла Бо­же­ствен­ный ат­ри­бут, си­я­ние Сла­вы Все­выш­не­го Бо­га. Кро­ме то­го, со вре­мен пра­вед­но­го Ноя ра­ду­га слу­жи­ла и про­дол­жа­ет слу­жить на­по­ми­на­ни­ем о за­ве­те Бо­га с людь­ми , о по­пе­че­нии Бо­жьем о ми­ре, по­буж­дая ве­ру­ю­щих к вос­хва­ле­нию и про­слав­ле­нию Твор­ца .

При­ме­ча­тель­но, что Нов­го­род­ская шко­ла от­ме­че­на в ис­то­рии Рус­ской Церк­ви и та­ки­ми об­ра­за­ми По­кро­ва, где Хри­стос пред­став­лен вос­се­да­ю­щим не непо­сред­ствен­но над верх­ним кон­ту­ром «ра­ду­ги», а на рас­по­ло­жен­ных по­верх неё ог­нен­ных хе­ру­ви­мах. В та­кой ико­но­гра­фи­че­ской ин­тер­пре­та­ции об­раз Хри­ста ещё боль­ше сбли­жа­ет­ся с сим­во­ли­че­ским об­ра­зом Еди­но­го и Ис­тин­но­го Бо­га, явив­ше­го­ся про­ро­ку Ие­зе­ки­и­лю.

Спа­си­тель пред­став­лен над По­кро­вом, по цен­тру. Его об­ла­че­ние из­лу­ча­ет си­я­ние Сла­вы, незем­ной Бо­же­ствен­ный свет. Он бла­го­слов­ля­ет обе­и­ми, раз­ве­ден­ны­ми в сто­ро­ны ру­ка­ми.

При пер­вом, бук­валь­ном про­чте­нии об­ра­за мо­жет сло­жить­ся впе­чат­ле­ние, что бла­го­сло­ве­ние Хри­ста адре­со­ва­но толь­ко со­брав­шим­ся в церк­ви, от­ме­чен­ным в цен­траль­ном и ниж­нем яру­сах ком­по­зи­ции. Од­на­ко при бо­лее глу­бо­ком осмыс­ле­нии об­ра­за бо­го­мо­лец рас­по­ла­га­ет­ся к бо­лее воз­вы­шен­но­му по­ни­ма­нию: бла­го­сло­ве­ние Хри­сто­во нис­по­сы­ла­ет­ся в мир, на всех ве­ру­ю­щих, со­глас­но Его обе­то­ва­нию ни на один день, вплоть до кон­чи­ны вре­мён, не остав­лять Сво­их вер­ных .

Верх­нюю часть изо­бра­же­ния вен­ча­ют пять цер­ков­ных ку­по­лов. Счи­та­ет­ся, что они вос­про­из­во­дят схе­ма­тич­ное очер­та­ние Нов­го­род­ской Со­фии. На неко­то­рых бо­лее позд­них нов­го­род­ских про­из­ве­де­ни­ях кров­ля хра­ма окра­ше­на крас­ным цве­том, со­от­вет­ству­ю­щим цве­ту По­кро­ва, что на­во­дит на мысль и о Церк­ви Небес­ной.

Мож­но ска­зать, что Со­бор при­хо­жан, свя­тых душ, ан­ге­лов Бо­жьих, пред­став­лен­ный на иконе, сим­во­ли­зи­ру­ет всю Цер­ковь Бо­жью, все Со­бра­ние вер­ных, един­ство ми­ра Небес­но­го и зем­но­го.

До­стой­но вни­ма­ния, что бла­го­слов­ля­ю­щие пер­сты Спа­си­те­ля на­хо­дят­ся в непо­сред­ствен­ной бли­зо­сти от рук Бо­го­ро­ди­цы (воз­де­тых, как мы от­ме­ти­ли, в знак уси­лен­ной мо­лит­вы). По­ми­мо то­го, что та­кой ху­до­же­ствен­ной фор­му­ли­ров­кой утеп­ля­ет­ся сце­на вза­и­мо­от­но­ше­ний Ма­те­ри и Сы­на, этим обо­зна­ча­ет­ся, что Хри­стос бли­зок Небес­ной Ца­ри­це, слы­шит Её мо­лит­вы, без за­мед­ле­ния от­зы­ва­ет­ся на Её доб­рое хо­да­тай­ство все­со­вер­шен­ным Бо­же­ствен­ным дей­стви­ем.

За­ме­тим, что на мно­же­стве бо­лее позд­них икон По­кро­ва... факт вза­и­мо­дей­ствия Сы­на и Ма­те­ри, от­зыв­чи­во­сти Ис­ку­пи­те­ля на Её об­ра­ще­ния от­ме­чен по­сред­ством вве­де­ния в об­раз раз­вёр­ну­тых свит­ков, один из ко­то­рых на­хо­дит­ся у Бо­го­ро­ди­цы, дру­гой – у Хри­ста. На свит­ках име­ют­ся ха­рак­тер­ные над­пи­си, на­при­мер (в адап­ти­ро­ван­ном ва­ри­ан­те): «Вла­ды­ко Мно­го­мило­сти­вый Гос­по­ди Иису­се» – «Ма­ти моя, услы­ша­на бу­дешь».

Необ­хо­ди­мо под­черк­нуть, что Бо­го­ро­ди­ца пред­став­ле­на на иконе в бо­лее круп­ном мас­шта­бе, чем Её Сын и Гос­подь. В ико­но­гра­фии та­кое со­че­та­ние встре­ча­ет­ся не ча­сто (по­доб­ное мож­но встре­тить на ико­нах Воз­не­се­ния, Со­фии Пре­муд­ро­сти Бо­жьей), ведь по боль­шей ча­сти мас­штаб­ность изо­бра­жа­е­мых фигур со­из­ме­ря­ет­ся со сте­пе­нью свя­то­сти лиц, а по стро­го­му счё­ту свят толь­ко Гос­подь. Меж­ду тем, в ря­де слу­ча­ев Пра­во­слав­ны­ми ка­но­на­ми до­пус­ка­ет­ся изо­бра­жать Хри­ста в мень­шем мас­шта­бе, чем Его Ма­терь. От­ча­сти это свя­за­но с биб­лей­ским сю­же­том, где про­об­ра­зом Бо­го­ро­ди­цы слу­жит го­ра, а про­об­ра­зом Хри­ста – ка­мень, ото­рвав­ший­ся от го­ры.

В дан­ном слу­чае этим при­ё­мом от­те­ня­ет­ся осо­бая роль Бо­жьей Ма­те­ри в жиз­ни ве­ру­ю­щих: по­сред­ством Неё, пре­кло­нив Небе­са, сой­дя в мир, Сын Бо­жий, Бог Сло­во, вос­при­нял в Свою Ипо­стась че­ло­ве­че­ское есте­ство, сде­лал­ся бли­зок лю­дям как Че­ло­век; через Неё лю­ди мо­лит­вен­но при­зы­ва­ют Бо­же­ствен­ную бла­го­дать, обе­ре­га­ю­щую их от вра­гов ви­ди­мых и неви­ди­мых. По­след­няя мысль под­чёрк­ну­та на иконе тем, что имен­но к Бо­го­ро­ди­це об­ра­ще­ны взо­ры ан­ге­лов, свя­ти­те­лей и про­чих со­брав­ших­ся (за ис­клю­че­ни­ем от­дель­ных лиц).

Осо­бое зна­че­ние в ико­но­гра­фии Празд­ни­ка По­кро­ва име­ют Цар­ские вра­та. Впо­след­ствии этот эле­мент хра­мо­во­го устрой­ства стал обыч­ным для нов­го­род­ских икон. Тот факт, что Цар­ские вра­та изо­бра­же­ны не от­вер­сты­ми, но за­тво­рен­ны­ми, – не слу­чай­ность. Этот ико­но­гра­фи­че­ский штрих рас­по­ла­га­ет ве­ру­ю­щих к вос­по­ми­на­нию о вет­хо­за­вет­ном про­ро­че­стве Ие­зе­ки­и­ля, воз­ве­стив­ше­го о Рож­де­нии Де­вой Сы­на при со­хра­не­нии дев­ства. В рам­ках на­зван­но­го про­воз­ве­стия Бо­го­ро­ди­ца ал­ле­го­ри­че­ски со­по­став­ле­на с Хра­мом, вра­та­ми ко­то­ро­го прой­дёт лишь Гос­подь (и боль­ше ни­кто), и вра­та ко­то­ро­го оста­нут­ся за­тво­рен­ны­ми. В фор­ма­те на­сто­я­ще­го тол­ко­ва­ния храм и Бо­го­ро­ди­ца мо­гут рас­смат­ри­вать­ся в связ­ке: как про­об­раз и Пер­во­об­раз.

Два ан­ге­ла, под­дер­жи­ва­ю­щие По­кров, вос­про­из­во­дят идею о том, что Бо­жья Ма­терь яв­ля­ет­ся их Небес­ной Ца­ри­цей, а они – Её сви­той. Опять же, этим ре­ше­ни­ем от­ме­че­на роль свет­лых ан­ге­лов в про­мыс­ле Бо­жьем, в судь­бе че­ло­ве­ка (Бо­же­ствен­ная ми­лость (неред­ко) пре­по­да­ет­ся лю­дям не непо­сред­ствен­но, а при по­сред­ни­че­стве ан­гель­ских чи­нов, от выс­ших к низ­шим).

Свя­ти­те­ли, изо­бра­жен­ные в сред­нем яру­се, по пра­вую ру­ку от Де­вы, воз­ле хра­мо­во­го жерт­вен­ни­ка, от­ве­ча­ют об­ще­му за­мыс­лу ико­ны. Их ру­ки сло­же­ны для мо­лит­вы и на­прав­ле­ны в сто­ро­ну Вла­ды­чи­цы.

На­про­тив свя­ти­те­лей, по дру­гую сто­ро­ну от Ца­ри­цы, – ан­ге­лы. Их ру­ки по­кры­ты тка­ня­ми одежд, что сим­во­ли­зи­ру­ет выс­шую сте­пень сми­ре­ния и бла­го­го­ве­ния.

В ниж­ней ча­сти изо­бра­же­ния, спра­ва от Бо­го­ро­ди­цы (в ниж­нем ле­вом уг­лу, ес­ли смот­реть со сто­ро­ны зри­те­ля), пред­став­ле­ны свя­той про­рок Гос­по­день Иоанн Пред­те­ча, Еван­ге­лист Иоанн Бо­го­слов и дру­гие апо­сто­лы.

Это со­от­вет­ству­ет кон­тек­сту со­дер­жа­ния Празд­ни­ка, со­глас­но ко­то­ро­му Бо­го­ро­ди­цу со­про­вож­да­ли Иоанн Кре­сти­тель и Иоанн Бо­го­слов. Кро­ме то­го, Пред­те­ча Гос­по­день от­ме­чен как тот че­ло­век, ко­то­рый за­сви­де­тель­ство­вал пе­ред Из­ра­иль­ским на­ро­дом Бо­же­ствен­ное до­сто­ин­ство Мес­сии, и как луч­ший из ко­гда-ли­бо рож­ден­ных же­на­ми. Пред­те­ча Гос­по­день дер­жит раз­вёр­ну­тый сви­ток – сим­вол про­ро­че­ской про­по­ве­ди и учи­тель­ства.

Иоанн Бо­го­слов вы­де­лен из чис­ла про­чих апо­сто­лов и в си­лу то­го, что он был лю­би­мым уче­ни­ком Иису­са Хри­ста, воз­ле­жав­шим у Него на пер­сях, и как апо­стол люб­ви, и как сын Бо­го­ма­те­ри по усы­нов­ле­нию , име­ю­щий к Ней осо­бую ду­хов­ную бли­зость.

На­про­тив апо­сто­лов и Иоан­на Кре­сти­те­ля, в ниж­нем пра­вом (со сто­ро­ны зри­те­ля) уг­лу, бли­же к цен­тру, пред­став­лен Ан­дрей Хри­ста ра­ди Юро­ди­вый. В озна­ме­но­ва­ние его хри­сти­ан­ско­го слу­же­ния и в знак свя­той бед­но­сти он пред­став­лен оде­тым в гру­бую вла­ся­ни­цу.

По ле­вую ру­ку от него (спра­ва от зри­те­ля) – Епи­фа­ний. Свя­той Ан­дрей ука­зы­ва­ет ему на пре­бы­ва­ю­щую в воз­ду­хе Небес­ную Ца­ри­цу, а Епи­фа­ний дер­жит в ру­ке рас­кры­тую кни­гу – знак уче­ни­че­ства в на­сто­я­щем, про­по­вед­ни­че­ско­го слу­же­ния в бу­ду­щем. Обык­но­вен­но на нов­го­род­ских ико­нах и фрес­ках кни­га со­дер­жит текст, по­вест­ву­ю­щий о диа­ло­ге, со­сто­яв­шем­ся меж­ду Ан­дре­ем и Епи­фа­ни­ем (на бо­лее позд­них об­раз­цах текст бы­ва­ет на­пи­сан на зад­нем плане).

Ря­дом с ни­ми на­хо­дят­ся му­че­ни­ки, хри­сти­ан­ские во­и­ны, с ха­рак­тер­ны­ми ат­ри­бу­та­ми – кре­ста­ми, ме­ча­ми. Крас­ный цвет их одежд ука­зы­ва­ет на со­дер­жа­ние по­дви­га: про­ли­тие кро­ви за Хри­ста.

На бо­лее позд­них нов­го­род­ских ико­нах на­ря­ду с пе­ре­чис­лен­ны­ми свя­ты­ми изо­бра­жа­лись апо­сто­лы Петр и Па­вел, царь, ца­ри­ца, Пат­ри­арх.

Суз­даль­ский об­раз

Ико­на По­кро­ва... из По­кров­ской оби­те­ли при­над­ле­жит Суз­даль­ской шко­ле. Струк­тур­но и схе­ма­тич­но она по­доб­на иконе нов­го­род­ско­го пись­ма. Вме­сте с тем меж­ду дву­мя эти­ми па­мят­ни­ка­ми усмат­ри­ва­ет­ся нема­ло раз­ли­чий.

suzdalskiy-obraz

Центр ком­по­зи­ции на суз­даль­ском об­ра­зе за­ни­ма­ет фигу­ра Небес­ной Ца­ри­цы. В Её ру­ках – рас­про­стер­тый ма­фо­рий – По­кров. В от­ли­чие от нов­го­род­ской ико­ны Бо­го­ма­терь дер­жит его Са­ма, чем вы­де­ля­ет­ся Её лич­ная роль в де­ле Спа­се­ния, роль За­ступ­ни­цы и Хо­да­та­и­цы за лю­дей.

Нетруд­но за­ме­тить, что та­кое по­ло­же­ние По­кро­ва в ру­ках Бо­жьей Ма­те­ри на­по­ми­на­ет сце­ну под­но­ше­ния Бо­гу (жерт­вен­но­го под­но­ше­ния). По­яс­ни­тель­ным при­ме­ром здесь мо­гут слу­жить ран­не­хри­сти­ан­ские изо­бра­же­ния Ав­ра­ама, под­но­ся­ще­го хлеб Небес­ным Ан­ге­лам (сим­во­ли­зи­ру­ю­щим Бо­же­ствен­ное при­сут­ствие) на по­кры­тых тка­нью об­ла­че­ния ру­ках. Воз­мож­ность ис­поль­зо­ва­ния дан­но­го ме­то­да в от­но­ше­нии Бо­го­ро­ди­цы свя­за­на с жерт­вен­ным ха­рак­те­ром Её жиз­ни и с тем, что Её пла­мен­ная мо­лит­ва, ис­пол­нен­ная сми­ре­ния и со­кру­ше­ния серд­ца, мо­жет рас­смат­ри­вать­ся как бо­го­угод­ная жерт­ва.

С дру­гой сто­ро­ны, этот сим­вол чи­та­ет­ся и как знак при­но­ше­ния лю­дям. В по­доб­ной ма­не­ре на нов­го­род­ских ико­нах Со­ше­ствия Свя­то­го Ду­ха на апо­сто­лов пред­став­лен муж в цар­ской одеж­де, оли­це­тво­ря­ю­щий кос­мос; на его ру­ках – рас­про­стёр­тый убрус (плат), на нём – две­на­дцать свит­ков. Об­раз кос­мо­са сим­во­ли­зи­ру­ет пре­по­да­ние лю­дям Бо­же­ствен­но­го уче­ния, есте­ствен­но­го От­кро­ве­ния. Бо­го­ро­ди­ца же пре­по­да­ёт лю­дям по­мощь, за­щи­ту.

Бо­жью Ма­терь окру­жа­ют при­хо­жане, свя­тые ду­ши и ан­ге­лы. Мас­штаб­ность Её фигу­ры ана­ло­гич­на мас­штаб­но­сти про­чих фигур (ещё один при­знак, от­ли­ча­ю­щий эту ико­ну от нов­го­род­ской). Осо­бая, цен­траль­ная роль Бо­жьей Ма­те­ри, как в дан­ном со­бы­тии, так и в цер­ков­ной жиз­ни во­об­ще, от­ме­че­на тем, что Она рас­по­ло­же­на зна­чи­тель­но вы­ше дру­гих дей­ству­ю­щих лиц.

В от­ли­чие от про­чих свя­тых, вклю­чая выс­шие ан­гель­ские чи­ны, Пре­чи­стая Де­ва не толь­ко Бо­жья Ра­ба, но и Мать Сы­на Бо­жье­го по че­ло­ве­че­ско­му есте­ству. По­это­му Цер­ковь воз­да­ёт Ей ве­ли­ча­ние, пре­вы­ша­ю­щее ве­ли­ча­ние, вы­ра­жа­е­мое в от­но­ше­нии про­чих Бо­жьих слу­жи­те­лей.

В ли­це Бо­го­ро­ди­цы и осталь­ных лиц пред­став­ле­на пол­но­та Церк­ви. Ан­ге­лы и свя­тые ду­ши, рас­по­ло­жен­ные яру­сом ни­же (чем Бо­жья Ма­терь), и Са­ма Бо­жья Ма­терь пред­став­ля­ют Цер­ковь Небес­ную, Тор­же­ству­ю­щую. Лю­ди в ниж­нем яру­се – Цер­ковь Зем­ную, Во­ин­ству­ю­щую. По­кло­ны при­сут­ству­ю­щих, об­ра­щён­ные в сто­ро­ну Вла­ды­чи­цы, сим­во­ли­зи­ру­ют по­чи­та­ние Её всей пол­но­той Церк­ви.

По­за­ди Бо­жьей Ма­те­ри на­хо­дит­ся ки­во­рий – эле­мент хра­мо­вой при­над­леж­но­сти, бал­да­хин, сень, уста­нав­ли­ва­е­мая над свя­тым пре­сто­лом. Ки­во­рий сим­во­ли­зи­ру­ет неве­ще­ствен­ную Бо­же­ствен­ную Ски­нию, Бо­жью Сла­ву, спа­си­тель­ную бла­го­дать, слу­жит ме­стом осо­бо­го при­сут­ствия Бо­жия. Вме­сте с тем по­лу­сфе­ри­че­ский по­кров, со­став­ля­ю­щий сень, сим­во­ли­зи­ру­ет Небо. Умест­ность та­ко­го обос­но­ва­ния оправ­да­на Свя­щен­ным Пи­са­ни­ем, ал­ле­го­ри­че­ски срав­ни­ва­ю­щим небо с на­тя­ну­тым ша­тром . Небо же яв­ля­ет­ся ме­стом осо­бо­го про­яв­ле­ния Бо­жьей бла­го­да­ти.

Ста­ло быть, при­ме­ни­тель­но к дан­но­му ико­но­гра­фи­че­ско­му сю­же­ту изо­бра­же­ние ки­во­рия вос­пол­ня­ет от­сут­ствие изо­бра­же­ния Хри­ста (при­сут­ству­ю­ще­го, как мы ви­де­ли, на ико­нах нов­го­род­ско­го из­во­да).

На зад­нем фоне ико­ны – воз­вы­ша­ю­щий­ся храм, увен­чан­ный двух­скат­ной кры­шей. Его ар­хи­тек­ту­ра раз­нит­ся с тра­ди­ци­он­ной ар­хи­тек­ту­рой ку­поль­ных рус­ских церк­вей. В этом – от­ли­чие суз­даль­ско­го изо­бра­же­ния от нов­го­род­ских икон. Счи­та­ет­ся, что об­раз это­го хра­ма вос­про­из­во­дит очер­та­ния Влахерн­ской церк­ви, где и слу­чи­лось со­бы­тие, со­ста­вив­шее лейт­мо­тив празд­ни­ка.

По обе сто­ро­ны от хра­ма на­хо­дят­ся по­строй­ки – па­ла­ты. Учи­ты­вая, что под­ле Влахерн­ско­го хра­ма рас­по­ла­гал­ся цар­ский дво­рец, есть ос­но­ва­ния по­ла­гать, что при бук­валь­ном про­чте­нии изо­бра­же­ния па­ла­ты обо­зна­ча­ют стро­е­ния двор­цо­во­го ком­плек­са. В глу­бин­ном смыс­ле они мо­гут ука­зы­вать на Небес­ные се­ле­ния, дом От­ца, Небес­ный Иеру­са­лим.

По­кро­ву в ру­ках Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы со­от­вет­ству­ет ещё один крас­ный по­кров, рас­тя­ну­тый меж­ду цер­ко­вью и ко­лон­ной, пред­став­лен­ной в пра­вом верх­нем уг­лу (со сто­ро­ны зри­те­ля). За­фик­си­ро­ва­ный меж­ду зда­ни­я­ми по­кров мо­жет ин­тер­пре­ти­ро­вать­ся бук­валь­но: на Во­сто­ке в пе­ри­од жа­ры за­креп­лен­ная меж­ду зда­ни­я­ми ма­те­рия обе­ре­га­ла жи­те­лей от па­ля­ще­го зноя, со­зда­вая про­хлад­ную тень. В бо­лее глу­бо­ком осмыс­ле­нии этот по­кров мо­жет обо­зна­чать По­кров Бо­жий во­об­ще, Бо­же­ствен­ный Про­мысл.

Часть обо­зна­чен­ных лиц име­ют ним­бы, знак свя­то­сти. Неко­то­рые же ли­ца пред­став­ле­ны без ним­бов. Это – участ­ни­ки хо­ра. Кро­ме то­го в ле­вом ниж­нем уг­лу (со сто­ро­ны зри­те­ля) от­ме­че­ны ещё две фигу­ры без ним­бов: диа­кон и мо­нах.

В пра­вом ниж­нем уг­лу (со сто­ро­ны зри­те­ля) на­хо­дит­ся бла­жен­ный Ан­дрей, ука­зу­ю­щий пра­вой ру­кой на Вла­ды­чи­цу. Его взор об­ра­щен к Епи­фа­нию.

Сред­нюю часть ниж­не­го ре­ги­стра за­ни­ма­ет изо­бра­же­ние свя­то­го Романа Сладкопевца. Чем вы­зва­но вос­про­из­ве­де­ние это­го об­ра­за на иконе По­кро­ва, по­нять нетруд­но.

Ро­ман Слад­ко­пе­вец жил и слу­жил Все­дер­жи­те­лю в пе­ри­од V-VI ве­ков. Од­но вре­мя он ис­пол­нял обя­зан­но­сти диа­ко­на в Бей­ру­те. Во вре­мя прав­ле­ния им­пе­ра­то­ра Ана­ста­сия пе­ре­се­лил­ся в Кон­стан­ти­но­поль, во­шёл в со­став кли­ра хра­ма Бо­жьей Ма­те­ри. Од­на­жды, по­сле усерд­ной мо­лит­вы, ко­гда он пре­дал­ся глу­бо­ко­му сну, пред ним пред­ста­ла Са­ма Бо­жья Ма­терь. Во вре­мя это­го по­се­ще­ния Она вру­чи­ла ему та­ин­ствен­ный сви­ток, по­велев его про­гло­тить. Вдох­нов­лен­ный ви­де­ни­ем Ро­ман, про­бу­див­шись, воз­ве­ли­чил Явив­шу­ю­ся, со­ста­вив неза­бы­ва­е­мое пес­но­пе­ние: «Де­ва днесь Пре­су­ще­ствен­но­го рож­да­ет...». В даль­ней­шем из-под его пе­ра вы­шел ряд дру­гих по­э­ти­че­ских про­из­ве­де­ний, во­шед­ших в со­кро­вищ­ни­цу цер­ков­ной по­э­зии.

В ле­вой ру­ке Слад­ко­пев­ца – раз­вер­ну­тый сви­ток; на нём – фраг­мент тек­ста его тво­ре­ния (на неко­то­рых ико­нах на свит­ке на­чер­та­но: «Де­ва днесь Пре­су­ще­ствен­но­го рож­да­ет...»; на дру­гих мо­гут быть за­фик­си­ро­ва­ны дру­гие сло­ва: «Де­ва днесь пред­сто­ит в Церк­ви...»). Пра­вая ру­ка вос­про­из­во­дит же­сти­ку­ля­цию ре­ген­та хо­ра. Ве­ро­ят­но, этим ак­цен­том под­чер­ки­ва­ет­ся: в вос­хва­ле­нии участ­ву­ют пред­ста­ви­те­ли не толь­ко зем­но­го хо­ра, но и Небес­но­го.

Сам хор от­ме­чен на иконе на зад­нем плане, за спи­ной Слад­ко­пев­ца. Пред­ста­ви­те­ли хо­ра не име­ют ним­бов. Они пред­став­ля­ют лю­дей, ис­то­ри­че­ски при­сут­ство­вав­ших при бо­го­слу­же­нии во Влахерн­ской церк­ви (как и не име­ю­щие ним­бов диа­кон и мо­нах).

До­стой­но за­ме­ча­ния, что в то вре­мя как взо­ры ан­ге­лов и свя­тых душ об­ра­ще­ны к Бо­го­ро­ди­це, ли­ца мо­на­ха и диа­ко­на – в сто­ро­ну бла­жен­но­го Ан­дрея. Это объ­яс­ня­ет­ся тем, что имен­но он, и его уче­ник, Епи­фа­ний, ста­ли оче­вид­ца­ми ви­де­ния. Осталь­ные лю­ди бы­ли осве­дом­ле­ны о слу­чив­шем­ся опо­сре­до­ван­но, через Ан­дрея. Ли­ца по­ю­щих устрем­ле­ны вниз, воз­мож­но на текст ис­пол­ня­е­мо­го ими пес­но­пе­ния.

Сви­ток в ру­ке Ро­ма­на сим­во­ли­зи­ру­ет его по­э­ти­че­скую про­по­ведь о Бо­жьей Ма­те­ри, вос­хва­ля­ю­щую Её Небес­ное ве­ли­чие. Кро­ме то­го, он ука­зы­ва­ет на бла­го­сло­ве­ние Бо­гом Ро­ма­на, свя­зан­ное с по­треб­ле­ни­ем свит­ка. На ря­де икон сце­на вру­че­ния Бо­го­ро­ди­цей свит­ка Ро­ма­ну про­пи­са­на осо­бо, в от­дель­ном ло­ку­се, ли­бо вни­зу, ли­бо ввер­ху ком­по­зи­ции. Тем, что сви­ток устрем­лён вы­спрь, от­те­ня­ет­ся мысль, что со­став­лен­ные им по­хва­лы Бо­го­ро­ди­це угод­ны Бо­гу, до­хо­дят до Небес.

В сред­нем яру­се, сле­ва от Бо­го­ма­те­ри (спра­ва от зри­те­ля) рас­по­ло­же­ны ан­ге­лы, свя­той Иоанн Пред­те­ча и Еван­ге­лист Иоанн Бо­го­слов.

По пра­вую ру­ку от Вла­ды­чи­цы – ан­ге­лы, свя­ти­те­ли, царь и про­рок Да­вид. Ру­ка Да­ви­да сло­же­на в же­сте мо­ле­ния, на­прав­ле­на в сто­ро­ну Де­вы. Да­вид пред­став­лен на этой иконе и как псал­мо­пе­вец, воз­ве­стив­ший о При­ше­ствии Сы­на Бо­жия, и как пре­док Ма­рии, про­об­раз Спа­си­те­ля по че­ло­ве­че­ско­му есте­ству.


Лео­нов А. М. Пре­по­да­ва­тель Дог­ма­ти­че­ско­го Бо­го­сло­вия СПб ПИРиЦИ. Фраг­мент по­со­бия: Бо­го­сло­вие ико­ны.

logoТарская епархия, Омская митрополия, Московский патриархат

Сайт создан по благословению епископа Тарского и Тюкалинского Савватия
  При перепечатке материалов просьба указывать активную ссылку на наш сайт tara-eparhiya.ru