joomplu:6380
Благовещение, православная газета
joomplu:5094
joomplu:5095
Расписание паломнических поездок

Актуальная аналитика

СМИ

Десять лет за Библию

Десять лет за БиблиюТри года назад тарчанка Наталья Романовская получила необычную компенсацию. Эхо из далекого 37-го. За конфискованное при аресте отца имущество ей выдали четыре тысячи рублей...

Деревня Усюльган Тарского района. Год 1937-й. Тот роковой день в семье Шлыковых начался, как обычно. Родители ушли на работу, дети занимались своими делами. К вечеру вернулась Татьяна Ивановна домой. И тогда кто-то из односельчан передал приказ: мужу срочно явиться в контору.

Петр Фадеевич едва вошел в дом, стал переодеваться. Аккуратно снял рабочую одежду и повесил на стул. Знал ли он, что будет завтра? Неизвестно. Но как человек верующий, не стал роптать.

Родился Петр Фадеевич в одной из деревень Гродненской губернии в 1882 году. Во время Столыпинской реформы переехал в Сибирь. Женился. Будучи человеком работящим, построил такой дом, чтоб хватило, как говорится, и детям, и внукам. Стены сложил из лиственницы. Сделал двойной пол, чтоб сибирская зима не помешала растить ребятишек. А у Шлыковых их было девять.

Петр Фадеевич был очень добрым и воспитанным человеком. Дети рассказывали, что единственным его ругательством были слова «забодай тебя комар!». Отец умел читать Библию на старославянском языке. Отпевал покойников. Молился. Как и все, работал в колхозе. Видимо, сотрудники НКВД уже давно искали повод поставить на место уважаемого в селе человека. И нашли. Петра Фадеевича обвинили в антисоветской пропаганде и краже лопаты из колхоза. А ведь Шлыков своими руками изготавливал десятки таких лопат для работ на зерновом току…

Ушел тогда Петр в контору. А в дом ворвались три сотрудника НКВД. Увидев Библию, заставили растопить русскую печь, потом бросили туда Священное писание и другие молитвенные книги. Хозяйка плакала, а непрошеные гости ругались, обвиняя ее и мужа в антисоветской пропаганде. Они перевернули весь дом – искали что-то. На полке лежали костяные гребенки дочерей Шлыкова – конфисковали! Ружье оказалось очень важным вещественным доказательством. Та же участь постигла и одежду. И детские, и взрослые полушубки, видимо, как пособники в пропаганде, были изъяты. В комнате стоял ящик с вещами молодой снохи. Его тоже обыскали. И конфисковали... по своим карманам даже кедровые орехи.

Из конторы Петра Фадеевича и еще четверых мужчин увезли, посадив на телегу. Через несколько месяцев от Петра Фадеевича начали приходить письма. Глава семьи сообщал, что все хорошо, что находится он в Алданских лагерях. Ничего другого, что объясняло бы реальное положение дел, написать было невозможно. Не сразу его домочадцы заметили маленькую пометку в месте, где заклеивается конверт. Там стояла цифра 10. И появлялась она в нескольких письмах. Стало ясно, что это срок. Петру Фадеевичу дали долгих 10 лет.

Началась война. Татьяна Ивановна проводила на фронт четверых своих сыновей. После Победы двоих встретила. А еще двоих ждала. До самой смерти...

Шло время. Девочки росли. Трудолюбивая женщина все эти годы в одиночку вела хозяйство, кормила-одевала детей. А муж отбывал срок. Топил зимой печи в лагере, ухаживал за лошадями и плотничал. Если б не умел этого делать, работал бы с остальными в лесу. И вряд бы дожил до конца срока. В 1947 году Петр Фадеевич освободился.

Он приехал домой в один из летних дней. Жена, Татьяна, работала в поле, отца встретили повзрослевшие дочери. Вместо сильного и красивого «тяти» они увидели состарившегося мужчину с бородой и неровно постриженными волосами. Когда отца арестовали, самой младшей из девочек было четыре года. Вернувшийся через 10 лет человек был для дочерей чужим. Они бросились в поле разыскивать мать.

Радостная, она постаралась побыстрее отогреть сердце мужа. Повела в амбар, показала, сколько зерна приготовили на зиму, сколько сена. Какое хозяйство держат и какую одежду к холодам припасли. Девочки тянули мать за подол и опасливо шептали: «Молчи! Не показывай всего! Опять заберут!».

Петр Фадеевич вернулся на работу в колхоз. Рассказывать про лагерную жизнь не любил. Только, кажется, еще добрее стал относиться к детям. Плел корзинки внучкам, чтоб учились полоскать на речке белье вместе с бабушкой. И во всем старался помогать жене. В 1962 году он умер. Похоронили его на кладбище в деревне Усюльган. А в 1989 году заключением Прокуратуры Омской области Шлыков П.Ф. был реабилитирован.

Татьяна Белинская
Районная пресса Омского Прииртышья

Подобные материалы:

logoТарская епархия, Омская митрополия, Московский патриархат

Сайт создан по благословению епископа Тарского и Тюкалинского Савватия
  При перепечатке материалов просьба указывать активную ссылку на наш сайт tara-eparhiya.ru