joomplu:6380
Благовещение, православная газета
Фавор, православный журнал об истинных ценностях
joomplu:5094
joomplu:5095

ПРАВОСЛАВИЕ.RU

Актуальная аналитика

Православный календарь

СМИ

По следам знаменитого Тарского бунта

20160115В этом году исполнилось 290 лет с момента печальных событий, случившихся в Таре в 1722 году и прославивших наш город на всю страну. В Сибири авторитет Петра Великого, или, как сейчас говорят, рейтинг, не был высоким. В наших краях, ставших в конце XVII века прибежищем для многих раскольников, где едва ли не половина тарских жителей, исправно посещавших церкви, оставались в душе сторонниками старой веры, царя-реформатора недолюбливали за его новации, разрушавшие патриархальный уклад жизни, за обременительные налоги и поборы, за ксеноманию – любовь ко всему иностранному.

Близ Тары существовало несколько старообрядческих скитов. Среди них выделялась поповская Сергиевская пустынь, основанная старцем Сергием, выходцем из устюжской стрелецкой семьи. Могло ли быть иным отношение этого человека к царю, жестоко подавившему восстание стрельцов? Еще один скит, в деревне Лоскутовой, возглавлял беспоповец Иван Смирнов, подробно разработавший учение о близком конце света и воцарившемся антихристе. Руководители скитов и стали главными вдохновителями отказа от присяги безымянному преемнику Петра I. Ведь раньше царь передавал власть старшему сыну, а теперь, по указу о наследовании престола от 5 февраля 1722 года, – кому пожелает. Не иначе антихристу?!

На площади перед Успенской церковью, стоявшей неподалеку от спуска к Аркарке за зданием нынешней районной администрации, 27 мая состоялось приведение к присяге. Ее отказались принять более 700 тарских жителей. Большинство последовало примеру уважаемых в городе людей: казачьего полковника Ивана Немчинова, возглавившего Тарский бунт, а также Василия Исецкого, Ивана Падуши, Михаила Енбакова, Петра Байгачева и других. Вместо этого был зачитан текст «противного», или «отпорного», письма, под которым поставили свои подписи 228 человек.

Бунтарский опыт уже был. Так, в 1705 году жители Тары и весь ее воинский гарнизон в 500 казаков отказались исполнить царский указ о бритье бород, усов и ношении немецкого платья. От них тогда отступились. Но на этот раз подобный номер не прошел. 13 июня из Тобольска в Тару прибыл карательный отряд полковника Батасова. Семьдесят казаков и тарских жителей, решивших не сдаваться властям, укрылись в доме полковника Немчинова. Где он жил, нам неизвестно, если не в кремле, то наверняка в остроге, т.е. где-то в районе центральной площади или в примыкающих к ним кварталах. Поддавшись на уговоры власти, 26 июня из дома вышли 49 человек. Остальные подорвали себя пороховым зарядом. Пятеро погибли, выживших лечили, отложив казнь до выздоровления. Полковника Ивана Немчинова, умершего вскоре от ожогов, четвертовали, растыкав останки по копьям в назидание другим.

До октября сумел продержаться, отстреливаясь в своем доме от правительственных войск, Иван Падуша с десятком сторонников. Дальнейшие действия власти были направлены на ликвидацию пустыней. Каратели разгромили 9 ноября скит Сергия, захватив 170 его обитателей и большую библиотеку. Конфискованные книги отправили в столицу. Синод признал их зловредными и распорядился публично сжечь. Иван Смирнов оказался более бдительным: сумел устроить самосожжение. Схваченному поручику Байгачеву, автору «противного письма», тарский судья Верещагин за крупную взятку позволил по дороге зарезаться.

Расправа была жестокой. Бунтовщиков секли кнутом, подвешивали за ребра, им рубили головы, которые насаживали потом на жерди для всеобщего обозрения. Многих же на кол посадили живьем. Заплечных дел мастера умели ввести его в тело, не задев жизненно важные органы, поэтому несчастный мог оставаться живым еще сутки-двое. Мучительная и позорная смерть закрепила за тарскими жителями прозвище «коловичи». А тех, кого миновала сия страшная участь, отправили на каторгу. В итоге численность жителей сократилась почти вдвое, разорено было 500 лучших домов, отчего «город Тара прежнего могущества и красоты, и многолюдства весьма лишился». 

Как пишет академик Николай Покровский, благодаря которому эта страница тарской истории нам стала известна, в 1725 году, после смерти Петра I и воцарения Екатерины I, сенат постановил амнистировать оставшихся в живых «тарских противников». Но в Тобольске рассудили, что монаршую милость должны почувствовать как можно большее число людей, и приказали начать мероприятия по амнистии со срочного доарестовывания всех еще не пойманных бунтовщиков. Затем об амнистии как-то забыли, и тарский розыск продолжался. Даже в 1735 году, когда на престоле был уже третий преемник Петра, в Сибири продолжали вылавливать, вешать и «пятерить» людей, отказавшихся 13 лет назад присягать безымянному наследнику.

Такие масштабные события не могли не оставить след на тарской земле. Историк Александр Жиров, опираясь на воспоминания старожилов, местом массового захоронения казненных называл курган в пойме Аркарки, неподалеку от бывшего Калашникова моста. Топоним, как ни странно, созвучен со словом «кол». Для тех же, кому это название ничего не говорит, назовем другой ориентир – сельхозтехникум. По преданию, на том месте длительное время стоял деревянный крест и как только ветшал – заменялся на новый. Так продолжалось до начала ХХ века. Тарский краевед А.В. Ваганов упоминал в своем дневнике, что в 1930-е годы вместе с Ф.В. Мелехиным они планировали провести там разведочные работы, но им не разрешили. В ходе подготовки к 400-летию Тары у стадиона «Олимп» была возведена плотина, поднявшая уровень воды в Аркарке, и курган превратился в остров.

Хоть жертвы бунта и погребены, но сделано это было как-то по-особому. Неизвестно, были ли преданы земле те, чьи останки насаживали на копья и колья. Возможно, их неупокоенные души до сих пор бродят по улицам Тары, потому и не везет нашему городу на протяжении столетий.

События почти трехвековой давности – это пример, с одной стороны, человеческой жестокости, с другой – принципиальности, граничащей с безрассудством. Мы теперь не принимаем близко к сердцу очередную глупость, изобретенную правительством, крутим у виска тому, кто ждет в декабре очередного конца света, и не желаем идти митинговать на площадь. Былой бунтарский дух к потомкам коловичей больше не возвращался.

Сергей Алферов
Новости Тары. Сайт газеты "Тарское прииртышье"

logoТарская епархия, Омская митрополия, Московский патриархат

Сайт создан по благословению епископа Тарского и Тюкалинского Савватия
  При перепечатке материалов просьба указывать активную ссылку на наш сайт tara-eparhiya.ru